inkogniton: (хм...)
Знаменитыми становятся разными способами. Отбросим профессиональные заслуги -- кому они, право слово, кроме таких же как вы, вообще интересны. Интересно совсем другое.

Вот Ыкл, к примеру. Он дважды становился знаменитым. Впервые он стал знаменитым в пять лет. Тогда, на самой заре перестройки, он узнал о том, что английская королева собирается посетить Советский Союз. В свои пять лет он уже достаточно хорошо писал и активно учил английский. Засев за словарь, Ыкл написал королеве письмо. Дорогая королева, писал он, я узнал о том, что Вы собираетесь посетить Советский Союз. И я подумал: если у Вас будет время, не могли ли бы Вы заглянуть и в наш город, зайти ко мне в гости. Моя бабушка, многообещающе завершил он письмо, печёт самые вкусные в мире пироги!
Read more... )
inkogniton: (хм...)
Я всё больше напоминаю себе того, кто фиксирует практически каждый свой шаг. Но жизнь такая интересная, что пока не получается перестать. Получится, конечно же, но потом.

После долгих моральных мук и практически физических конвульсий, я купила себе сумку. Сначала я хотела одну, но проходив с ней по магазину сорок минут, я поняла, что: во-первых, это очень дорого, просто очень; во-вторых -- она не такая идеальная, как должна была бы быть для такой цены (и рефреном -- ну очень дорого, просто очень). Сэкономленные деньги, как учит нас папа Эмиля из Лённеберги, практически равны заработанным. Поэтому, купив другую, которая стоила почти в два раза дешевле, я почувствовала что заработала большую сумму денег. Но не пожаловаться я, конечно, не могла.

В ответ на моё жалостное (и до боли знакомое) -- пойду петь на остановку, Н. ответила мне, что я смогу петь про Тасю и грибочки. Более того, поскольку чаду очень нравится эта песня, чадо с удовольствием подпоёт. Песня до невозможности актуальная. И бросать нам будут много, конечно -- даже не столько для того, чтобы замолчали, сколько из страха, что мы на такое способны.
Read more... )
inkogniton: (хм...)
Я всё пытаюсь сесть написать все зарисовки, которые держу в голове, но пока никак не получается. Может, в ближайшие несколько дней получится. А пока, исключительно из личного любопытства, у меня вопрос. Вот если бы, к примеру, вы писали бы обо мне, что бы вы написали? О чём я пишу? Почему вы читаете то, что я пишу? Я понимаю, что вопрос звучит, наверное, глупо, я не напрашиваюсь на комплименты, мне просто действительно интересно.

То есть, про каждый журнал, который я читаю, я могу точно сказать почему я его читаю. Я, конечно, скажу, что читаю так как интересно, но если ещё подумаю, то смогу объяснить и почему интересно.

А ещё я поймала себя на том (давно, не сейчас), что я читаю практически все журналы уже много лет. И я не понимаю как какой-то из этих журналов убрать из своей жизни -- я привыкла к любимым авторам, я с удовольствием читаю их мысли, рассказы. Мне всё равно имеют ли они отношение к действительности. Но мне интересно. И всё время хочется знать что будет дальше, что ещё мне расскажут. Это своего рода наркотик -- пришёл, открыл, прочитал очередную дозу: где-то посмеялся, где-то расстроился, где-то задумался. И привыкаешь сильно, потом не представляешь вот как без рассказов этого или другого автора, как? Интересно, это я такая, или многие так чувствуют.

И, да, советуйте, конечно же, своих любимых авторов, я с удовольствием посмотрю. Мой вклад на сегодня: [livejournal.com profile] belka_15, [livejournal.com profile] tchainka -- обе совершенно прекрасные. Очень советую.
inkogniton: (хм...)
Иногда мне кажется, что жизнь самый лучший в мире сценарист. То количество разных сюрпризов, которые она преподносит, не укладывается ни в один сценарий.

Полторы недели назад мы обрадованно открыли двери грузчикам, которые несколько часов подряд заносили несметное количество коробок, плывших к нам из Израиля в нашу новую жизнь здесь. Я распаковывала коробки и после каждой следующей улыбалась -- ещё один кусочек нашей жизни опять с нами. Мы три дня распаковывали и расставляли вещи. Улыбающийся плотник собрал наши шкафы, в которые, наконец, можно было поставить все книги.

Когда была распакована последняя коробка, собран последний шкаф и даже любимая качающаяся скамейка обрела своё место в саду, я вздохнула и кивнула: всё, можно жить. Однако, ровно через час нам позвонили агенты и сообщили, что они невероятно сожалеют, но дом продан -- посему, у нас есть два месяца, чтобы найти новое жильё и съехать. Меня спрашивали как дела, а мне казалось, что такое уже было столько раз за последние три месяца, что можно было бы просто записать ответ и не отвечать всякий раз одно и то же: спасибо, прекрасно, нам снова надо переезжать. И казалось, что хуже уже не бывает. Всё -- это та самая пресловутая коза.
Read more... )
inkogniton: (хм...)
Теперь у меня есть своё личное пространство где можно курить и никуда особенно не бегать -- в саду. Сад небольшой, так -- лужайка, скорее, но туда можно выйти из кухни и, стуча зубами от холода, спокойно покурить. У меня есть специальные меховые тапочки, которые я оставляю на пороге, когда заканчиваю курить. Теперь эти тапочки внутри, а всего несколько дней назад они были снаружи. Всего несколько дней назад у меня было три пары тапочек, а теперь -- одна пара и ещё по одному тапочку из каждой. Однажды утром я встала и увидела, что все мои тапочки стоят вовсе не у входа, где я их оставила, а хаотично разбросаны на лужайке. Из шести, впрочем, разбросаны были только четыре. Вернее, три с половиной. Один из них был хаотично разгрызен, так что его смело можно теперь называть половиной. Как интересно, -- воскликнули мы, увидя замысловато разбросанные тапочки, -- что бы это могло быть? Вернее, кто? Мы строили предположения.
Read more... )
inkogniton: (хм...)
Я шла в паб и принимала поздравления. Я паковала чемодан и всё ещё принимала поздравления. Я летела в самолёте и думала о том, какой ужас, какой кошмар, как я сейчас всё это сдюжу -- а поздравления всё шли и шли. Я прилетела, сменила страну, сменила жизнь и как же хорошо, что всё ещё можно принимать поздравления.

Невероятное счастье переезжать в день рождения -- вот что я вам скажу.

Впрочем, к сожалению или к счастью, это далеко не единственное, что я сегодня скажу. Ведь невозможно без приключений. Нет, наверное, возможно, но я не умею. И даже если хотела бы -- вряд ли получилось бы.
Read more... )
inkogniton: (хм...)
У нас был шикарный план.

-- Дорогая, -- посмотрел на меня Ыкл две недели назад, когда мы наконец-то получили наши документы, -- если мы всё равно задержались, как ты смотришь на то, чтобы, -- он хитро посмотрел, сделал драматическую паузу и торжественно сообщил, -- отметить твой день рождения здесь! -- посмотрел на чуть не подпрыгивающую меня и добавил, -- тебе же хочется. Всех соберём, посидим, поболтаем -- всё, как ты любишь!

Я очень люблю день рождения. Мне категорически не нравится то, что в день рождения увеличивается возраст, но у всего есть недостатки. Какая изумительная идея -- немедленно согласилась я и мы заказали мне билет на следующий после дня рождения день. Всё ходили по квартире и планировали куда кого посадить и что где поставить. И всё было совершенно чудесно.

Три дня спустя позвонил хозяин квартиры и сообщил, что нам, к сожалению, надо выехать из квартиры не позже четырнадцатого.
Read more... )
inkogniton: (хм...)
Есть удивительное сообщество [livejournal.com profile] spacetime, в котором играют: рассказывают истории на заданную тему, передают друг другу эстафету, читают истории -- в общем, получают удовольствие от рассказов и рассказчиков. Сегодня меня там осалили, предложив тему в заголовке. Первую из историй я уже когда-то рассказывала, а вот две остальные, кажется, нет. Так что вот.

Удивительно получилось. Практически на любую тему у меня есть всякие разные рассказы -- у меня было наполненное событиями детство, потом такая же юность, да и сегодня, в общем и целом, жизнь постоянно удивляет меня своими вывертами. Но именно эта тема для меня невероятно сложная -- я, в общем и целом, почти никогда ни о чём не жалела. То, о чём действительно жалела, настолько личное, глубинное и нутряное, что его не вытащишь на публику ни за что, да и не надо, наверное.

Но я попробую подойти иначе.
Read more... )
inkogniton: (хм...)
Ситро. Как я его любила в детстве! Дедушка покупал несколько бутылок сразу, охлаждал в холодильнике и у меня всегда было ситро. Я бегала во двор гулять и мы дружной стайкой прибегали ко мне: нам всем ситро! Дедушка усмехался, приносил стаканы и наливал до самого края. Ситро шипело, пенилось, переливалось через край и вместе с перелившимся через край ситро, переливалось через край наше нетерпение: ну же, ну же. Выпивали залпом и бежали назад -- бегать, играть. Лет в шестнадцать я купила себе ситро, открыла его, предвкушая, попробовала и так и осталась бутылка стоять в холодильнике. Газировка и газировка, что в ней такого.

Суп со звёздочками. Каким он мне казался прекрасным! В холодильнике всегда стоял прекрасный обед: борщ в большой кастрюле (густой, чтобы ложка стояла -- мамина гордость); жаркое из говядины с овощами; овощи, фрукты. Оставалось сварить макароны или, к примеру, картошку. И был бы прекрасный обед. К своим восьми годам я уже была крайне самостоятельной -- варить макароны, картошку и рис я умела. Но не хотела. Я бежала в магазин, зажав в в руке те копейки, которые могла бы потратить на мороженое, и покупала пакетик супа со звёздочками. Немного ела прямо сухую, невероятно солёную смесь. Родители не могли понять: в холодильнике столько вкусной, домашней еды -- почему ты это ешь? А мне суп со звёздочками казался самым вкусным на свете. Сегодня я практически не ем супы. Какое-то время вообще не ела, сейчас снова немного ем. Но тот суп со звёздочками вспоминаю, хотя и предполагаю, что сегодня не поняла бы за что он мне так нравился.
Read more... )
inkogniton: (хм...)
Итак, продолжаем, до "я" всё ещё далеко.

Давайте задержимся на "к". Кукурузные палочки. Это было одно из любимых лакомств. Я их ела только когда гостила у тёти. Почему-то у нас они не продавались. Они приятно хрустели во рту, были солоноватыми и очень вкусными. В большом надутом пакете была целая куча ярко-жёлтых воздушных хрустящих палочек. И казалось, что невозможно наесться никогда -- сколько ни дай, всё равно слишком быстро заканчивается. Потом, как-то приехав в гости и увидев в магазине упаковку кукурузных палочек, я немедленно купила и побежала домой -- чтобы с наслаждением хрустеть. Палочки и палочки -- невнятный вкус, будто немного бумажный, становящиеся вязкими от слюны и застревающие в зубах. Пришлось признать -- я разлюбила кукурузные палочки.

Пирожное "картошка". До магазина "Рассвет" было пять минут ходьбы и целых две дороги по пути. Но я была необыкновенно самостоятельной и меня отпускали. Самая вкусная картошка была именно там. Продолговатые, тёмно-коричневые, с тремя белыми кляксами сверху. Божественная картошка. Сладкая, но не слишком, шоколадная, но в меру, бисквитная, но не сухая. Рядом с картошкой лежали нарядные эклеры, покрытые шоколадной глазурью. Но кому были нужны глупые и вычурные эклеры, когда есть картошка? Я откусывала небольшие кусочки, медленно жевала, всё старалась продлить удовольствие. Это было самое вкусное в жизни и казалось, что ничего вкуснее никогда не будет. Доедаешь картошку, переходишь дорогу и под колонку: руки помыть, воды холодной попить. Колонки стояли по краям дороги. Вода из них была прозрачная и очень холодная -- самое то после сладкой, но не переслаженной картошки. Я много лет не ела картошку. Несколько лет назад, в Харькове, я вдруг увидела картошку в каком-то ларьке и немедленно купила -- это же картошка. К сожалению, эта картошка была совершенно не такой. Неправильная. Я не думаю, честно говоря, что разлюбила картошку. Думаю ту, правильную, из магазина "Рассвет" (которого, наверное, и нет уже) я всё ещё люблю.
Read more... )
inkogniton: (хм...)
Артишок. Впервые я увидела название это странного овоща лет в восемь. У моей подруги был какой-то кулинарный журнал, польский кажется. Мы зачитывались рецептами и примеряли их к содержимому холодильника. Сами в это время мы ели дивные маринованные баклажаны-малыши, доверху фаршированные черемшой, зеленью и кусочками чеснока. И тут нам попался на глаза рецепт, который назывался "Салат из ничего". Я не помню всех ингредиентов этого чудесного салата, но помню, что начинался рецепт со слов: если к вам внезапно пришли гости и вам совсем нечем их угостить, то вот -- чудесный рецепт из самых простых вещей, которые всегда есть у каждого. Первым ингредиентом была банка консервированных артишоков. Я помню как мы посмотрели друг на друга и начали хохотать. Смеялись мы долго, с удовольствием, у нас текли слёзы, мы хрюкали, тыкали пальцем в страницу, пытались сказать что-то, но опять срывались на хохот. И всё продолжали есть дивные маринованные баклажаны. Впервые я попробовала артишоки уже взрослая. И они мне совершенно не понравились. Я начала понимать польских хозяек из далёкого детства -- если уже застряли с целой банкой, так хоть гостям скормить.

Банан. В далёком детстве я очень любила бананы. Их (где-то) доставал дедушка. Приносил несколько больших гроздей и мы вешали их на окно -- дозревать. Бананы были зелёные и терпкие, есть их, пока не дозрели, было совершенно невозможно. Зато когда они начинали желтеть, они становились необыкновенно прекрасными. Я отгрызала кончик, раздвигала шкурку, кусала и представляла, что я сижу на необитаемом острове -- как в мультфильмах. Остров совсем маленький, в центре острова огромная пальма, а я лежу прямо под ней. Ноги мои уже почти в воде (совсем крошечный остров, зато весь, целиком весь, мой) и я, жмурясь от яркого солнца, ем восхитительный банан. Потом я не ела бананы много лет. А попробовав однажды удивилась -- и отчего они мне казались такими прекрасными?
Read more... )
inkogniton: (хм...)
Совершенно обессиленная, но невероятно счастливая. Будто всю мою нечеловеческую усталость эта квартира вылечила. И чудеса, конечно, куда же без них. Каждый день полон чудес, будто компенсация за весь остальной творящийся бардак.

Чудеса начались прямо с утра. Я приехала забирать ключи, меня встретил улыбающийся Хаим. В машине сидела жена и двое очаровательных детей, а на крыше машины лежал огромный матрас.

-- Надеюсь, тебе понравится, -- улыбаясь, указал Хаим на матрас, -- я нашёл такой, чтобы жёсткий был. Мы очень любим жёсткие матрасы, я подумал почему-то, что вы, наверное, тоже.
-- Боже мой! -- я не знала как благодарить, всё вспоминая как мы любим жёсткие матрасы, -- спасибо огромное!
-- Ну хватит, хватит, давай в квартиру заносить, мне ещё зеркало надо вам в ванну повесить. -- он достал из машины большую коробку с зеркалом -- нравится?
Read more... )
inkogniton: (хм...)
Пишу быстро новости, хоть и не собиралась. Но вчерашний пост вызвал столько откликов, что было бы свинством с моей стороны не написать чем дело кончилось. Сегодня, буквально десять минут назад, я посмотрела квартиру Хаима и заплатила ему за два месяца проживания. Симпатичный молодой парень, из тех, которые вечные балбесы, но очень добрые и смешные. Возвышался надо мной своей двухметровой громадой и всё рассказывал как он привезёт нам к пятнице кровать. Показывал тарелки, стаканы, ножи, кастрюли и сковородки, которыми мы можем пользоваться.

Во всей этой сделке самая несчастная сторона -- я. И пожалеть меня совершенно некому. В этой квартире нет самого важного -- балкона. А это значит, что мои обожаемые кофе с сигаретой будут происходить перебежками с третьего этажа на улицу и обратно. Думаю, это несказанно повысит мою социальность и, в отличие от всегда, я даже, может, буду знакома с соседями.

Вернувшись, я позвонила Моше и долго благодарила его, рассказывала насколько он мне понравился и как жалко, что я не могу снять его дом. Я совершенно не лукавила -- он меня полностью очаровал. Диаметральная противоположность Хаиму -- всё повидавший, знающий за жизнь, серьёзный, с угрожающе выпячивающимся пузом и невероятно детскими смешливыми глазами: выдающие его с головой и моментально рассказывающие о том, насколько напускным является его грозное выражение лица.

Чести ради, стоило попасть в такой переплёт, чтобы в очередной раз убедиться в том, что эта страна -- страна чудес. Чудеса здесь возникают из воздуха, чудеса создаются по мановению руки. Не успел моргнуть, а где-то у кого-то случилось небольшое чудо, понятное только ему, но от этого не менее чудесное. Будет хорошо -- это уже чудо. Разве нет?

Спасибо огромное за все тёплые слова и предложения помощи! Я совершенно этого не ожидала и ни на что такое не рассчитывала. Огромное спасибо!
inkogniton: (хм...)
Одно из любимых высказываний практически любого израильтянина -- будет хорошо. Не всё будет хорошо, а просто -- будет хорошо. Всего никто не обещает, но очевидно, что всё что угодно когда-нибудь как-то устраивается. Часто "будет хорошо" сдабривается предварительным отеческим -- не волнуйся. Иногда всё полностью звучит: не волнуйся, мамочка, будет хорошо. И поначалу это.. не то чтобы сердит, но изумляет. Ты выворачиваешься наизнанку, рассказывая о своих напастях, красочно описывая их, и активно, изо всех сил, сочувствуешь сам себе, а тебе в ответ равнодушное и даже скучно-презрительное -- будет хорошо. Не волнуйся так, мамочка, будет хорошо.

Все обещают, что будет хорошо. Банковские служащие, кассиры в супермаркете, профессора в университете, сантехники, механики, осматривающие твою несчастную машину, с которой непонятно что происходит -- будет хорошо, говорят тебе, и отечески улыбаются. Не волнуйся, мамочка, -- добавляют, чтобы окончательно тебя успокоить, -- будет хорошо.

Постепенно ты сам этим заражаешься и тоже говоришь -- будет хорошо. Но настоящим израильтянином ты становишься тогда, когда ты не просто это говоришь, а действительно в это веришь. Что бы ни случилось, что бы ни произошло -- будет хорошо. Ведь то, что скрыто от сторонних глаз, это то, что все те, которые говорят тебе -- будет хорошо -- стараются изо всех сил развести руками, ногами и прочими подручными средствами, твои напасти, чтобы ты смог сказать -- да, стало хорошо.
Read more... )
inkogniton: (хм...)
Все, кто вот здесь восхищался моим чувством юмора -- ха! Вы ничего не знаете о моём чувстве юмора, раз так низко (да-да, низко, всего лишь хорошее) его оцениваете. Жизнь, к примеру, считает, что моё чувство юмора бесконечно -- простирается от слонов и черепах, на которых зиждется земля, до самого млечного пути.

Моя жизнь на данный момент похожа на картины Пикассо периода хрустального кубизма -- яркие краски, хаотические линии, в которых, вроде, прослеживается некая логика, но определить где она -- увы, не с моим чувством прекрасного.
Read more... )
inkogniton: (хм...)
Если вам внезапно грустно и хандра, это очень легко исправить. Надо выбрать месяц, когда предстоит переезд и срочно за этот месяц написать две статьи, рецензию и заявку на грант. Если же этого вдруг, ну вдруг, недостаточно, то надо добавить немного приключений. Например, следующих.
Read more... )
inkogniton: (хм...)
Я не очень хорошо слышу. Зато я приноровилась читать по губам. В большинстве случаев, мне это очень помогает. Исключение составляют случаи, когда со мной разговаривают стоя ко мне спиной и когда говорят с сильным акцентом. Иногда это доставляет неудобства.
Read more... )
inkogniton: (хм...)
Я прекрасный продавец когда надо продавать что-нибудь чужое. В своё время, перед университетом, я работала в магазине одежды. Хозяйка магазина не могла нарадоваться. Она настолько не могла нарадоваться, что, в какой-то стратегический момент, уволила остальных продавцов, вручила мне ключи от магазина и я там работала одна -- с девяти утра до как пойдёт. Минимальное как пойдёт наступало в семь вечера, максимальное же было размыто и неопределённо. Бывали дни, когда я закрывала магазин около полуночи, так как всё ещё шло.

Когда же речь заходит о том, чтобы продавать своё, хуже меня не бывает. Этот талант мне передался, видимо, от родителей. Помню, когда уезжали в Израиль, продавали всё, что могли продать. Продажа двух вещей мне особенно запомнилась.
Read more... )
inkogniton: (хохоталки)
И ещё коротко, практически на бегу. Вспомнила. Я тут гуляла по бескрайней сети и обнаружила некоторое количество своих текстов во всяких разных не знакомых мне местах. И там комментарии к ним, много всяких разных. А в некоторых комментариях вопросы. Я так понимаю, что меня напрямую спрашивать не хотели, но мне совершенно не жалко ответить, честное слово. Итак, из некоторых замеченных:

1) Что курил автор?
Read more... )
inkogniton: (хм...)
Я очень люблю свою страну. Она маленькая, люди здесь шумные, эмоциональные, по-южному естественно немного бестактные. Здесь громко говорят, активно жестикулируют, называют всех подряд куколками, а самые лучшие пабы выглядят, на первый взгляд, сараями. Но здесь чудеса -- нечто обыденное. Люди такие.

Мне было нужно пройти определённую медицинскую проверку. Я узнала о том, что мне это нужно, только позавчера. У нас всем известно, что для того, чтобы пройти такого рода проверку, нужно две вещи: во-первых, надо получить от больничной кассы разрешение (согласие, что они за неё заплатят), во-вторых -- назначить очередь на саму проверку. Получить разрешение, как правило, берёт неделю. Очередь на эту проверку, как правило, ждут, как минимум, месяц. У меня не было этого месяца. У меня и недели не было. По объективным, не вполне зависящим от меня, обстоятельствам, я могла сделать это либо вчера или сегодня, либо -- совершенно непонятно когда. Я не рассчитывала ни на что, но первым делом пошла в больничную кассу. За стойкой сидела миловидная женщина лет шестидесяти. Она выглядела уставшей -- ещё бы, почти шесть вечера, рабочий день практически закончен. Я села напротив и начала объяснять. Она внимательно слушала, молчала. Потом улыбнулась -- я сейчас напишу в в центр, что это важно и срочно, только скажи что из твоей истории я могу рассказать? Я молчала и думала о том, что она настолько тактична, насколько вообще человек может быть тактичным. Мы договорились что писать и я встала -- уходить.
Read more... )

Profile

inkogniton: (Default)
inkogniton

April 2017

S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
2324 2526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 21st, 2017 05:36 pm
Powered by Dreamwidth Studios