Мост

Oct. 11th, 2012 09:13 pm
inkogniton: (Default)
Лилиан накинула пальто, схватила сапоги и громко захлопнула дверь. На асфальте в тонких носках прохладно. Лилиан села на бордюр и начала надевать сапоги. Сапоги были узкие, нога никак не попадала. Она злилась на сапоги, шипела и боролась с ними так, как хотела бы бороться за что-то более важное, нежели сапоги, которые, к тому же, надо давно менять. Лилиан вскочила. Хотела застегнуть пальто, но пуговицы не желали её слушаться. Все сегодня против меня, пробурчала она в воротник. Завязала пояс, подняла воротник и сунула руки в карманы. В кармане нашлась купюра - хватит на кофе с миндальным пирогом. На улице светили фонари и красные листья в их свете выглядели устрашающе - кажется, она где-то, совсем недавно, о таком читала. Оптический обман - или как это называется? Лилиан быстро пошла по улице.

Надоел - как же он мне надоел! Никогда не вернусь - никогда! Сколько можно! Каждый раз одно и то же - то не так, это не эдак. Что я ему - груша, что ли? И не будет мне грустно. Не будет и всё. Невозможно. Просто невозможно. Послушай, - вдруг зашептала Лилиан, - только ты меня сейчас не слушай, кто бы ты ни был, где бы ты ни был - ладно? Вдруг там, всё-таки, что-то есть. Вдруг слышат. Так вот - ты не слушай! Сейчас не слушай! Я сейчас злая, я сейчас наговорю такого! Мне очень надо наговорить. Потому что сколько можно! Всё, хватит - надоело.
Read more... )
inkogniton: (Default)
- А что тебе больше всего в нем нравится?
- Хм... Нужно выбрать что-то одно и обязательно конкретное?
- Да - на этот раз не сбежишь..
- Он не говорит, понимаешь? Никогда не говорит.
- Смешная ты - вот, как раз, разговор был с Васькой - помнишь Ваську?
- Не помню - впрочем, это действительно имеет значение?
- Нет, не имеет. Так вот, она сказала, что собирается с кем-то там очередным расстаться, именно потому, что он никогда не говорит. А у тебя всё наоборот.
- Ну да - ты же знаешь, я не люблю когда говорят. Впрочем, иногда не сказать это значительно больше, чем сказать - ты же знаешь.
- Знаю, знаю... Я просто думаю - что, совсем никогда? Совсем не говорит?
- Один раз... Помнишь, когда вот тогда, когда казалось хуже некуда, когда солнце за окном, а ощущение, что вечная мерзлота, когда было холодно и неуютно и было совершенно некуда спрятаться - помнишь? Вот тогда, внезапно, сказал - "спасибо"... И так странно было, действительно удивительно и вопрос сам вылетел, невозможно было его остановить - просто он уже жил собственной жизнью, этот вопрос дурацкий - "за что?".
- И что? Что в ответ?
- В ответ... "За то, что всё так хорошо, даже тогда, когда всё так плохо". И не надо большего - ведь раз и навсегда всё сказано. Можно и дальше - ничего не говорить - понимаешь? Говорить ведь проще, это так просто говорить, говорить, говорить... А вот молчать... Спасибо тебе...
- За что?
- За то, что с тобой тоже не надо говорить....
inkogniton: (работа мысли)
Нет ничего сложнее принятия решения, когда ты точно знаешь, что это решение будет тем, которое повлияет на всё дальнейшее развитие сюжета. Сюжет, который много лет аккуратно выстраивался, достигает своего апогея и несчастный автор стоит перед выбором - жить или не жить главному. Чашка, наполненная горячим кофе, который должен привести в порядок мысли, отбрасывается. Пепельница - переполненная пепельница, в которой нет ни одной, до конца затушенной сигареты, как молчаливое признание собственного бессилия. На полу пятна от пролившегося кофе, напоминающие пятна где-то в глубине тебя - те самые, которые столько лет старательно обходились, старательно "о чем это вы - какая прекрасная погода!". И можно в тысячный раз переводить разговор. И можно в миллионный раз прикрываться погодой и облаками. Но когда доходит до откровенного - сам с собой - облака, внезапно, исчезают. И можно звать их до посинения, закрыв глаза и думая только о прогнозе - прослушанном, но не услышанном. И, до поры, до времени, молчащее, почти не тревожащее, давшее о себе забыть, спрятавшееся, невероятно трусливое собственное я, выползает наружу. Оно дрожит и прячется в дальнем углу, не выдерживая свежего воздуха и тягучей, застывшей мысли. Оно вопрошает, льстиво и трусливо заглядывая в глаза - "а что дальше? Что? А как же я?". Осколки чашки - для поэта символический образ, для прозаика повод пойти на кухню за совком. Собрать, выкинуть, забыть; пусть как раньше - "какая прекрасная погода - вы не считаете?". И в ответ такое ожиданное и ожидаемое, но от этого не менее ехидное и правдивое - "я считаю "раз, два, три...."". A в каждом осколке отражаются страх и недосказанность. Отражаются так, что продолжают слепить даже тогда, когда оказываются в мусорном ведре - в черном пакете, за крепкими дверями. В черном пакете, который по обещаниям всех производителей только поглощает - никогда ничего не отражая. Никогда. Ничего. Производители не врут. Врут осколки, нагло светясь и напоминая о том, что до облаков не дошло. Врут, надеясь, что ты соберёшься - от страха, отчаяния, горести и накопившейся усталости - и....
inkogniton: (работа мысли)
Ты бы сделал всё, что угодно. Она бы взмахнула рукой, и ты побежал бы покорять любые вершины. Ещё взмах, и ты, надев акваланг, вопреки всем законам, нырнул бы в Марианскую впадину. Если тюльпаны - обязательно из самой Голландии; если сыр - обязательно из Парижа. Ты гордился своей готовностью сделать всё, что угодно. Ты всегда давал повод собой гордиться. Душа компании; всегда готов прибежать на помощь - залезть, нырнуть, проползти, суметь, разглядеть, покорить. Смущённо смотрел в пол - не надо аплодисментов, я должен был это сделать. Улыбался и немного краснел. Ей завидовали - смотри, какого отхватила. Сама, мол, ничего особенного. Сама, мол, умеешь-то всего ничего. Умеешь быть собой - стоит ли это дорогого, не тебе решать. Ты не разменивал себя по мелочам - ни к чему. Если вверх, то, как минимум, Эльбрус; если вдоль, как минимум, Экватор; если вглубь - впрочем, это уже обсудили. Широким жестом ты заказывал столетнее Бордо, смеясь - какие глупости. Что такое эти жалкие монетки по сравнению с твоим чувством? Что такое этот жалкий мир, по сравнению с тем, что ты готов бросить к её ногам? Что такое остальные и их мнение, когда ты точно знаешь, что есть только одно важное мнение? Когда она заплакала, ты растерялся. Ты в первый раз растерялся. Помрачнел и не знал что делать. Хотелось сесть за руль и уехать куда глаза глядят - ехать так долго, пока не доедешь до места откуда виден слон и кусочек черепахи. Нервно крутил в руках ключи и пытался понять почему она так жестока. Ведь ты само совершенство. Ты столько делаешь - столько готов сделать. Она ничего не понимает. Тебе надо было побыть одному - подумать. Ты не хотел - тебе просто необходимо было уехать. Она плакала тихо. Только когда ты открыл дверь, сказала безумную фразу - "Ты любишь не меня. Ты любишь себя - на фоне меня". И опять замолчала. А может и не говорила вовсе - просто послышалось...

Так...

May. 13th, 2009 12:01 am
inkogniton: (работа мысли)
- Если птицей, какой?
- Пингвином.
- Пингвины не птицы.
- Зависит от того, как определить. Я определяю, что птицы. И в утёсы - как там было?
- Не имеет значения. Если животным, каким?
- Барашком. Тем, что в ящике. Только, чтобы дырки не забыли просверлить.
- Барашком?! Хм.. А как же тигры, львы, гепарды? Почему не крокодил, в конце концов?
- "Почему" в данном контексте неуместно. Барашком. В ящике. И чтобы дырки.
- Если растением, каким?
- Из чего сделан ящик для барашка? Пусть будет эвкалипт.
- Кажется, эвкалипт не имеет никакого отношения к ящику. Скорее, сосна... Или дуб... Может, всё-таки, чем-нибудь более... Хм... Например, цветком - к примеру, гладиолусом?
- Эвкалиптом. Решено. И потом сразу ящик. Я уже барашек - очень удобная трансформация - почти линейная.
- Если человеком, каким?
- Чем?
- Человеком.
- А что это?
- Это та самая трансформация, которая в состоянии превратить эвкалипт в ящик для барашка, просверлить дырки, запихать туда барашка, увезти в утёсы, организовать встречу с пингвином, заложить пару сотен килограмм тротилла, взорвать скалу и сделать так, чтобы всем было хорошо - по его мнению.
- Хм.. Я уже барашек. Оставим как есть. Только, чтобы не забыли дырки просверлить.
inkogniton: (Default)
Любовь бывает разная. Иногда требовательная. Она кричит - "давай, давай". И очень трудно с такой любовью. Иногда почти безразличная. И ничего вроде ей не нужно. Она где-то гуляет, напоминая о себе ласково поглаживая тебя по волосам. Бывает любовь идеальная. Она не требует и не ждёт. Она живёт где-то внутри и не требует выхода. Она не душит и не коробит... Иерусалим... Ты тот, который всегда понимает, принимает и прощает. Ты веришь в то, что любой человек может построить себя. Точно так же, как ты строил себя каждый раз, после того, как очередная варварская рука, пытаясь подогнать тебя под себя, ломала старое, надеясь заполнить твоё нутро новым и непохожим. Ты боялся, но не показывал. Усмехался, дрожал от страха и... продолжал оставаться самим собой. В хаосе и сумасшествии. Терпя и прощая предательства и предателей. Вдыхая в замершие артерии-улицы новую, свежую, полную кислорода, свободы и ощущения бесконечного счастья, кровь. Кровь из гуляющих по ним людей. Людей, которые не думают и не задумываются - просто трогают твои стены и наполняются ощущением счастья. Счастья, которое ты отдаёшь по крупицам каждому, кого ты любишь. Ты суров к новичкам. Ты не признаёшься в любви на следующее, после самой первой ночи, утро. Ты выжидаешь и наблюдаешь. Пугаешь своей громадой и авторитетом. В тишине, в полной темноте, в садах, рассыпанных как жемчуг по всей твоей поверхности, осторожно грозишь пальцем-фонарём. Предупреждаешь о том, что не потерпишь измены. Простишь, но не потерпишь. Каждый камень, облицовывающий дома, твой камень, иерусалимский камень, выбран тобой раз и навсегда. Как преданный возлюбленный, полюбивший в первый раз, выбирает себе единственную, данную ему навсегда небесами, провидением и... небольшой случайностью, невесту. И пусть их много, но любишь ты их одинаково. Именно так, какой должна быть настоящая любовь. И невозможно не любить тебя, услышав третьим ухом твоё признание в любви. Ощутив на своих плечах сладость твоих объятий - ненавязчивых и мудрых. Таких, какие ты даришь всем, обнимая их в первый раз. Даря им частицу своей мудрой души. Души, которая умеет прощать и принимать тех, кому это необходимо. Быть лучшим любовником и другом. Быть тем, который будет там, когда это нужнее всего. Твои сады, заполненные сиренью, миндалём и розами... Твои стены, которые шепчут, стоит прислониться... Ты учишь не говорить, а слушать... Не понимать, а воспринимать... Тебя много и невозможно мало. Ты один. Тебя много. Ты наполнился жизнью и даришь это ощущение всем, кто готов к тебе прислушаться. Ты - над небом голубым... Ведь ты настоящая любовь...
inkogniton: (Default)
- Можешь загадать четыре желания.
- Почему четыре? Не три, не пять, ни даже семь - что за сказка такая странная? Должно быть обязательно нечетное количество и, желательно, простое число...
- Я не понимаю - ты собираешься рассуждать о высоких материях или загадывать? Тебе сказано - четыре, значит четыре. Это больше, чем три, но меньше, чем семь. Ну?!
- Что ну?! Не подгоняй. Я не умею так быстро соображать. Четыре, говоришь? Для этого ты меня сюда звал?
- Конечно. Мне было приказано - тебя позвать, сообщить о желаниях. Не хочешь, ничего не загадывай - мне проще будет. А то сейчас как назагадываешь всяких холодильников, а я потом таскать должен...
- Не нужно мне никаких холодильников. И телевизоров не нужно. Вообще - можешь бытовую технику сразу вычеркивать - не волнуйся.
******************* )
inkogniton: (хм...)
Улыбайтесь, дамы и господа! Хорошо звучит, правда? Особенно если добавить - всегда и всенепременно. Кошка лежала под скамейкой на автобусной остановке и улыбалась. Зажмурившись и отбивая чечетку хвостом по асфальту. Она улыбалась. А чего ей не улыбаться. Ей сегодня перепала огромная сосиска - мальчик мимо проходил и потихоньку от мамы кинул ей сосиску. Вместе с булкой. Потом подмигнул - как сообщнице. Весело сообщил маме, что сосиску доел - значит можно уже приступать к шоколадке. Шоколадка находилась в сумке у мамы и кроме неё думать ни о чем было невозможно. Но и кошка не осталась в долгу. Никак нельзя её назвать неблагодарной. Встала, подошла, потерлась о джинсы. Даже помурлыкала. Ну и, конечно, улыбалась. Ведь что может быть лучше сосиски, солнца и скамейки, под которой так удобно лежать и за всеми наблюдать. Все куда-то бегут, торопятся, спешат. А она лежит и греется. И ждёт свою очередную сосиску. Улыбается прохожим - трётся спиной о ноги. Демонстрирует добрые намерения. Никого не гонит. А могла бы. Это её место - она давно его облюбовала. Эта скамейка со дня её основания их территория. Ещё её бабушка под ней лежала. И так же улыбалась. Ведь ей ничего не стоит потереться о ноги, а они, глупые и доверчивые, улыбаться начинают. Думают, что настоящая любовь. Впрочем, какая разница, что это - ведь улыбаются же. А ей не жалко. Автобус ходит раз в полчаса - большинство приходит в аккурат к отправлению. Раз в полчаса не грех и размяться. И, мурча, сообщить главное - улыбайтесь, дамы и господа, улыбайтесь....
inkogniton: (вся_расстроилась_надулась)
Невозможная жара-ра-ра...
Не кусают комары-ры-ры,
Погибают от жары-ры-ры...
(с)

Я больше не могу этого выдержать - кто придумал лето? От холода можно спастись - всего-то надо нацепить на себя 413 свитеров и курток - ну и что, что напоминаешь по форме и содержанию капусту с луком - зато уютно... От жары таким образом спастись нельзя - к сожалению, процесс раздевания ограничен... Я себя поймала на мысли, что я хожу к холодильнику не для того, чтобы из него что-то достать, а чтобы охладиться... Душ... Душ это хорошо, но только у меня ощущение, что у меня начинают отрастать жабры - естественным образом. Почему никто до сих пор не придумал операцию по трансплантации жабр? Ну вот я спрашиваю - почему? Ну ведь есть же операции по увеличению груди, уменьшению носа, трансплантации всяко-разных органов - так почему никто не воплощает замечательную идею Беляева в жизнь? Я уверена, спрос будет огромным. Правда, пострадает дайвинговая индустрия, но это же не повод делать множество людей несчастными... Особенно умиляют те, которые наивно спрашивают почему я не включаю кондиционер... Ну я что, выгляжу совсем как дура - был бы, включила бы... Наверное... Скорей всего... Если бы не задушила жаба при подсчёте расходов на электричество... Нет - не задушила бы.. Да какая разница - всё равно это исключительно гипотетически - нет у меня данного предмета, столь необходимого для полного и безграничного счастья...Зато он есть в магазинах - поэтому можно ходить в магазины на прогулки - охлаждаться... Только ночевать в них почему-то не дают... Нет, я не понимаю, почему нет операции по вживлению жабр?! Я первая в очередь..... Как же мне жарко.....

Profile

inkogniton: (Default)
inkogniton

April 2017

S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
2324 2526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Aug. 18th, 2017 11:45 pm
Powered by Dreamwidth Studios