inkogniton: (хм...)
Совершенно обессиленная, но невероятно счастливая. Будто всю мою нечеловеческую усталость эта квартира вылечила. И чудеса, конечно, куда же без них. Каждый день полон чудес, будто компенсация за весь остальной творящийся бардак.

Чудеса начались прямо с утра. Я приехала забирать ключи, меня встретил улыбающийся Хаим. В машине сидела жена и двое очаровательных детей, а на крыше машины лежал огромный матрас.

-- Надеюсь, тебе понравится, -- улыбаясь, указал Хаим на матрас, -- я нашёл такой, чтобы жёсткий был. Мы очень любим жёсткие матрасы, я подумал почему-то, что вы, наверное, тоже.
-- Боже мой! -- я не знала как благодарить, всё вспоминая как мы любим жёсткие матрасы, -- спасибо огромное!
-- Ну хватит, хватит, давай в квартиру заносить, мне ещё зеркало надо вам в ванну повесить. -- он достал из машины большую коробку с зеркалом -- нравится?
Read more... )
inkogniton: (хм...)
Я прекрасный продавец когда надо продавать что-нибудь чужое. В своё время, перед университетом, я работала в магазине одежды. Хозяйка магазина не могла нарадоваться. Она настолько не могла нарадоваться, что, в какой-то стратегический момент, уволила остальных продавцов, вручила мне ключи от магазина и я там работала одна -- с девяти утра до как пойдёт. Минимальное как пойдёт наступало в семь вечера, максимальное же было размыто и неопределённо. Бывали дни, когда я закрывала магазин около полуночи, так как всё ещё шло.

Когда же речь заходит о том, чтобы продавать своё, хуже меня не бывает. Этот талант мне передался, видимо, от родителей. Помню, когда уезжали в Израиль, продавали всё, что могли продать. Продажа двух вещей мне особенно запомнилась.
Read more... )
inkogniton: (хм...)
Я очень люблю свою страну. Она маленькая, люди здесь шумные, эмоциональные, по-южному естественно немного бестактные. Здесь громко говорят, активно жестикулируют, называют всех подряд куколками, а самые лучшие пабы выглядят, на первый взгляд, сараями. Но здесь чудеса -- нечто обыденное. Люди такие.

Мне было нужно пройти определённую медицинскую проверку. Я узнала о том, что мне это нужно, только позавчера. У нас всем известно, что для того, чтобы пройти такого рода проверку, нужно две вещи: во-первых, надо получить от больничной кассы разрешение (согласие, что они за неё заплатят), во-вторых -- назначить очередь на саму проверку. Получить разрешение, как правило, берёт неделю. Очередь на эту проверку, как правило, ждут, как минимум, месяц. У меня не было этого месяца. У меня и недели не было. По объективным, не вполне зависящим от меня, обстоятельствам, я могла сделать это либо вчера или сегодня, либо -- совершенно непонятно когда. Я не рассчитывала ни на что, но первым делом пошла в больничную кассу. За стойкой сидела миловидная женщина лет шестидесяти. Она выглядела уставшей -- ещё бы, почти шесть вечера, рабочий день практически закончен. Я села напротив и начала объяснять. Она внимательно слушала, молчала. Потом улыбнулась -- я сейчас напишу в в центр, что это важно и срочно, только скажи что из твоей истории я могу рассказать? Я молчала и думала о том, что она настолько тактична, насколько вообще человек может быть тактичным. Мы договорились что писать и я встала -- уходить.
Read more... )
inkogniton: (хм...)
Говорят, ребёнок становится взрослым тогда, когда начинает купаться сам. Без всякой сторонней помощи. Если исходить из этого, чадо официально стала взрослой. Наблюдать процесс её взросления невероятно интересно и увлекательно. Меняются игры, меняется лексикон.

-- Пациент, -- командует мне чадо, надев на шею оранжевый стетоскоп, -- ложитесь вот сюда. Ложитесь, пациент, ложитесь.

Она старательно что-то пишет на бумаге -- пациент, не смейтесь, -- строго прерывает она меня, -- я должна записать диагноз.

-- Начинаем, -- она поворачивается ко мне, сосредоточенно смотрит, -- пациент, что у тебя болит?
-- Голова, -- я старательно морщусь.
-- Нет, не то, -- качается оранжевый стетоскоп, доктор продолжает что-то записывать.
-- Живот? -- я пытаюсь угадать от чего меня хотят вылечить, но опять не попадаю.
-- Нет, -- чадо всё пишет и пишет, а у меня никак не получается угадать.
-- Скажи мне ты, -- предлагаю я, -- что у меня болит?
-- Пациент, -- снисходительно сообщает мне чадо, -- у тебя болит всё тело, понятно?
-- У меня болит всё тело, -- покорно соглашаюсь я.
Read more... )
inkogniton: (работа мысли)
У меня позднее зажигание, я медленная и вообще не люблю злободневных тем. Но мне, почему-то, не удаётся перестать думать об этой теме и, пожалуй, несмотря на то, что я, как правило, воздерживаюсь от обсуждений "жареных новостей", я всё-таки выскажусь.

Несколько раз прочитала в ленте (за последние недели полторы) реакции на просьбу некоего публичного человека подарить ему дорогую игрушку. Сия просьба была обращена к читателям этого человека и в ней предельно честно оговаривались правила игры: хочу вот эту игрушку, она дорогая, подарите мне её, пожалуйста. Не собираюсь акцентировать внимание ни на том кто это был, ни на том, что это за игрушка (кто знает -- вот и хорошо, а кто не знает -- я вам искренне завидую, предпочла бы тоже не знать). Я бы не узнала обо всей этой истории, если бы не промелькнуло несколько раз перед глазами (в ленте, в том числе): боже мой, какой кошмар, как не стыдно!

Я не хотела говорить об этом, совсем не хотела, но у меня не получается промолчать.
Read more... )
inkogniton: (хм...)
-- Ты знаешь какой у нас диалог случился? -- Ыкл довольно смеётся, ему явно не терпится поделиться.
-- Какой? -- я устраиваюсь поудобнее и жду интересного рассказа. Чадо неизменно радует.
-- Дело было так, -- он чешет подбородок, покрытый щетиной, а я думаю о том, что надо аккуратно напомнить для чего человечество изобрело бритву.
-- Она меня вчера спрашивает: папа, как называется тот, кто ещё более колючий, чем ёж? Я не уверен, но отвечаю -- дикобраз?! А она мне, она мне, представляешь -- Так вот, папа. Ты сейчас похож на дикобраза! -- он смеётся, снова чешет подбородок и смотрит ехидно.
-- Ну, как тебе сказать, -- аккуратно начинаю я, -- что-то в этом есть. Что-то такое... неуловимое.

*******
Read more... )
inkogniton: (хм...)
Залог успешного переезда -- найти хорошее жильё. Ничего, как оказалось, не понимаю я в английской культуре. Логика подсказывает, что если в квартире, к примеру, четыре спальни, то совершенно точно в ней должны быть две (как минимум) ванные комнаты. Это простая логика -- если четыре спальни, значит четыре человека -- не выстраиваться же им в очередь утром с криками я первый выхожу, мне больше надо. Но обычная логика в данном случае вступает в спор с традициями и культурой. Я грустно смотрю на объявления: прекрасная квартира -- четыре спальни, три гостиных и один санузел. Совмещённый. Для чего мне, думаю, целых три гостиных? И почему они все такие маленькие? Я думаю об историческом подтексте и мне видятся леди в длинных пышных юбках и джентльмены во фраках. Они чинно сидят в первой гостиной за длинным столом, едят, неспешно обсуждают курс фунта, цены на недвижимость и хорошо ли для Англии выйти из Евросоюза. Стоп, последнее они точно не обсуждают, о чём это я.
Read more... )
inkogniton: (хм...)
Никогда не любила и не умела подводить итоги. Кошмар какой, на самом деле. Иногда думаю -- а как это, подводить итоги? Какие итоги? Всё -- отбой, так сказать? Сейчас сяду, напишу что сделано, что не сделано, чем сердце успокоилось, а потом хоть ложись да помирай? Нет, не люблю. И не умею.

В Принстоне у нас дома висела гирлянда -- круглый год. Мы её повесили когда украшали квартиру к новому году, мне она невероятно нравилась, я никак не могла понять для чего её убирать, если она мне так нравится. Кто сказал, что гирлянда только на новый год? Пф. Расскажите мне ещё, что дед Мороз приходит только на новый год. Глупости какие. Лично ко мне, в моём детстве, дед Мороз исправно ходил до середины марта. Правда, начиная с февраля, он носил исключительно монетки, а в марте переключался на открытки и ничего на него не действовало. Я ему писала: дорогой дед Мороз! Хочу немецкую куклу из "Малышка". Вон ту, у которой лицо резиновое, волосы белые, платье зелёное, с оборками, ямочки на щеках, туфли на ногах, стоит десять рублей. Слышишь, дед Мороз -- очень её хочу. А он опять приносил открытку с очередным пейзажем Левитана. Я сердилась, расстраивалась, а меня утешали -- устал, говорили, дедушка, март уже на дворе, только к тебе и ходит. Кончились у него куклы. А я никак не могла понять почему они в магазине есть, а у него кончились. Но ходил же, ходил. Пусть и только с пейзажистами и маринистами (отчего-то он питал к ним особенную слабость).
Read more... )
inkogniton: (хм...)
Есть у меня одна статья. Я её очень люблю, несмотря на то, что она, скорее, педагогическая, нежели переворот в науке. Техническая такая статья. Но я её люблю. Я тогда совсем эту тему не знала, учила с боями, кровью и ужасно обрадовалась, когда, наконец, получилось выучить. Особенно, учитывая то, что там есть не очень математические зверюшки и, рассказывая о них, я так и говорю всегда: вот это, говорю, не переменные, не относитесь к ним так. Это, говорю, к примеру -- крокодилы или олени. У них свои законы, свои правила, а обозначения -- интеграл там, или ещё что -- это так -- рисунок наскальный, чтобы удобно было. Так и рассказываю.

Делать доклады о ней достаточно сложно. Надо заранее предупреждать, что сейчас будет всё очень техническое, формула отсюда и до забора, запаситесь терпением, половина формулы странные зверюшки и прочее, прочее, прочее. Делать доклады о ней получается крайне редко. Вот спросишь организаторов: а не хотите ли вы чудесный технический доклад. А они в ответ: мы, конечно, хотим, но это же думать надо. А нету чего такого, чтобы с картинками и думать не очень много. Я вздыхаю, и делаю доклад с картинками.
Read more... )
inkogniton: (хм...)
За час в пробке можно прожить целую жизнь. Иногда даже несколько. Впереди меня стоял ослепительно белый грузовик. На задней стенке большими красными буквами красивым шрифтом было выведено: этот грузовик может стать вашим в ближайшие двадцать четыре часа. Я заворожённо смотрела на надпись и думала. Сначала я пыталась представить кому нужен грузовик. Представить получалось плохо, то и дело я сбивалась на то, что даже если он и нужен, то где его ставить? Определённо, никак не получалось представить кому может понадобиться этот восхитительный, ослепительно белый, сверкающий грузовик. На удивление поймала себя на том, что пытаюсь представить что бы я делала с этим грузовиком, если бы он у меня был. В первую очередь думала о том, возможно ли его поставить на нашу подземную стоянку. Потом думала о том, что на нём можно перевозить, куда на нём можно ездить и какая от него, в общем и целом, польза. Я усиленно пыталась пристроить его в нашу жизнь, но получалось плохо. К третьей четверти часа, всё ещё пристально смотря на дивный контраст белой стенки и красных каллиграфических букв, поняла, что мне совершенно необходим именно этот грузовик. Прямо сейчас. Мысли проносились с необычайной скоростью: где взять деньги (сколько вообще в наше время стоит грузовик?), что скажут дома (впрочем, какая разница, неужели я не могу себе позволить такую милую игрушку, ну почему, почему я такая несчастная, почему мне не дают купить грузовик), влезет ли он на нашу стоянку (если сверху немного подпилить и аккуратно попросить соседку ставить свою машину на платную стоянку -- я всё оплачу -- то должен, конечно, не может не влезть, мне очень хочется) и, наконец, как же я буду его водить если у меня нет на него прав (их мне не получить ни за что, я даже до педалей в нём не достану, ну почему, почему мне так не везёт, почему я такая несчастная). Грузовик стоял и дразнился. Надпись подмигивала, переливалась и сардонически хохотала прямо мне в лицо. К концу часа я поняла, что моя жизнь без этого грузовика -- это уже не жизнь. Жалкие обломки былой роскоши. Кажется, мне больше ничего не было надо, кроме этого, издевающегося надо мной, кипенно-белого совершенства. На очередной развилке грузовик, махнув на прощание надписью, свернул и впереди меня оказалась ничем не приметная мазда. Пробка рассосалась, я радостно нажала на газ, тряхнула головой и подумала -- какой бред, для чего мне этот грузовик? Я даже до педалей не достаю. И ставить его негде. Кому вообще нужен грузовик?

*******
Read more... )
inkogniton: (хм...)
Пятница хороший день. В пятницу мы жарим большой антрекот на гриле, смеёмся, спим днём, а потом -- потом самое главное. Потом чадо и папа катаются на велосипеде. Вернее, чадо катается на велосипеде (двухколёсном, между прочим, и это в её возрасте), а папа бегает за велосипедом, что позволяет ему сохранять форму и вообще. Маму в это время оставляют в тишине и одиночестве, которым она, то есть я, наслаждается целых полтора часа.

Прошедшая пятница началась как надо. В пять вечера чадо сосредоточенно надела большой фиолетовый шлем, вытолкала папу за дверь (пошли скорее, надо успеть много, очень много покататься!), а я осталась дома наслаждаться тишиной и ничегонеделанием. Наслаждалась я до семи, как и положено. Я уже даже подумала о том, что мне надоело наслаждаться, мне, пожалуйста, всех назад и чтобы шум, гам и бурное обсуждение велопрогулки.

-- Подожди, не пищи так громко, мама и так испугается, а если ты ещё будешь так, вот именно так, пищать, мама совсем испугается, -- до меня донеслись оглушительный рёв и спокойный голос Ыкла.
-- Мама, -- захлёбывалась чадо, -- иди сюда, пожалей!

Я вышла из комнаты. Чадо предстала в образе, называемом в простонародье "вот он -- кошмар любого родителя". Со щеки аккуратными водопадами стекали кровь и слёзы, образовывая на полу лужицу, рука согнута, в глазах -- ужас.
Read more... )
inkogniton: (хм...)
После Судного дня в магазинах пусто. Люди стремительно нагружают тележки всем тем, что осталось, будто боятся, что если не купят хотя бы это, то не видать им пищи больше никогда. Один день размышлений на голодный желудок заканчивается мыслями исключительно о желудке. Впрочем, так, наверное, и должно быть. Смотри, вот она, вот эта коробка с мороженым, -- кричит мужчина лет пятидесяти, прорываясь к холодильнику, везя тележку, словно таран, подзывая отставшую женщину, -- хватай скорее, скорее тебе говорю, не видишь, что ли, уже нацелились! Он нервно смотрит на меня и на мою тележку, пытаясь понять претендую ли я на эту коробку. Я улыбаюсь и отхожу -- нет, нет, не беспокойтесь, я не претендую. Хороших праздников, -- вдруг улыбается он мне, облегчённо выдыхая. И вам! -- улыбаюсь я в ответ.
Read more... )
inkogniton: (хм...)
Когда я получила приглашение на участие в дискуссионной панели "женщины в математике", я растерялась. Отчего-то не отпускало ощущение, что это ошибка -- приглашать собирались вовсе не меня, кого-то другого, каким образом это приглашение оказалось у меня в почте для меня было загадкой. Просмотрев список остальных приглашённых, я окончательно убедилась в том, что это ошибка, о чём и попыталась немедленно сообщить организаторам. "У вас будет возможность поговорить с влиятельными женщинами-математиками: успешная карьера, успешная жизнь, сильные результаты; вы сможете задавать им вопросы на любые темы, в частности, как они пришли к своему успеху, как тяжело это было, что за этим стояло." Там было написано много всего -- но это всё не имело никакого отношения ко мне. К остальным приглашённым -- да, без всякого сомнения. Они -- действительно успешные женщины-математики, за плечами премии, награды, результаты -- такие, которыми можно гордиться и завидовать самим себе, позиции в самых престижных университетах и прочее, прочее, прочее. При чём здесь я? Я не стала вступать в переписку (мне очень тяжело такого рода вещи объяснять по переписке), попросила одну из организаторов (по совместительству участницу панели -- успешный математик, решившая ещё в аспирантуре задачу, которая была открыта до того тридцать лет, изумительно красивая, весёлая девушка) позвонить мне, села на стул, нервно теребя руки, не понимая куда их пристроить, и начала говорить. Я объясняла, что я -- очень плохой пример. Отвратительный. Не надо хотеть быть как я. Почему? -- смеялась она в трубку. Я задумалась. Потому, -- я начала убеждённо, -- что у меня нет никакой постоянной позиции. Как же я могу считаться успешной? И это всё? -- у меня было ощущение, что она издевается. Как же мне объяснить ей, как донести до неё, что, на самом деле, я -- самозванка. Это долгое время не замечали, но теперь уже, кажется, заметили.
Read more... )
inkogniton: (Default)
Ураган заставляет переосмысливать и пересматривать. Жизнь без электричества для современного человека тосклива и уныла, напоминающая чем-то кофе без кофеина. Поразительно, насколько, как выясняется, мы (по крайней мере, я) являемся рабами плодов современной цивилизации. Правда, понимание этого приходит не сразу. В первый день лишения современных благ наблюдается даже некоторая эйфория: как прекрасно, наконец-то тихий спокойный вечер, не отягощённый компьютером, интернетом и прочим злом. Мы будем сидеть, -- романтично рассуждаем мы, -- пить вино: обязательно красное, из тонкостенных пузатых бокалов; играть в необычайно интеллектуальные игры (к примеру, в дурака; хочется преферанс, но где же взять третьего, особенно, когда нет электричества) и рассуждать о смысле жизни. Мы, наконец-то, выспимся -- всё равно темно так, хоть глаз выколи, карты видны с трудом и вот-вот захмелеем от вина. Хочется оглядеться вокруг -- кажется, что где-то, совсем рядом, обязательно лежит давно забытое, самое настоящее перо. Но оно никак не находится, что не мудрено, и вовсе не потому, что его нет, а, что совершенно очевидно, исключительно потому, что очень темно. Как выясняется, три свечки на комнату совершенно недостаточно. Но, почему-то, оказывается, что когда нет электричества, спать получается пойти значительно позже, чем когда оно есть. Несмотря на все старания. Вопреки им. Потому, что очень страшно пойти слишком рано, темы не иссякают, вино пока ещё плещется и даже перо вот-вот найдётся. Но вот настаёт момент, когда уже идёшь спать -- подожди секунду, я только проверю почту...
Read more... )
inkogniton: (работа мысли)
- Давайте я прочту вам поздравления, которые я ему писала на день рождения. Я писала: я желаю тебе оставаться самим собой, желаю, чтобы ты сочинил ещё миллион и одну сонату, чтобы всё было замечательно. Я писала тебе, что ты замечательный, что мне самой иногда удивительно, что мы родственники, потому, что я до сих пор не понимаю, как же я могла родить такого. Вот такого.
тяжёлый текст )
inkogniton: (Default)
Наступила осень и как-то грустно и неуютно. Наверное, не мне одной. Но это надо гнать, гнать и ещё раз гнать. Посему я сейчас буду веселить себя и всех остальных. Как-то выяснилось, что либо я этого не писала, либо писала, но очень давно.

Есть у меня очень близкая знакомая. Очень. Я её очень люблю. Она потрясающий человек. Она добрая, умная, по-детски наивная. У неё розовые не только очки, но, кажется, всё вокруг - сплошное розовое. И у неё напрочь отключена та часть мозга, которая несёт ответственность за восприятие пошлых или около-пошлых шуток. Никогда не включалась. Любой анекдот идёт на ура, но как только анекдот затрагивает такую неотъемлемую часть жизни, как секс или что-то с этим связанное, недоумение и масса вопросов. Рассказывать ей такого рода анекдоты - огромное наслаждение, потому что сам анекдот, может, и бородатый, и уже всем надоел, но после её восприятия он всегда начинает сверкать и переливаться так, как никогда бы не подумал. Примеры хотите? Да пожалуйста. Начнём с моего любимого.

Когда-то давно рассказали ей анекдот. Пришла она ко мне и жалуется: рассказали мне анекдот, совершенно не смешной, а сами смеялись - не просто смеялись, а гоготали, как сумасшедшие. А мне было неудобно спрашивать. Чего это - все поняли, только я как дура?! Давай, - говорит, - я тебе его расскажу, а ты мне объяснишь, где там что и почему. Я с удовольствием согласилась. Рассказанный мне анекдот звучал так:

Молодожёны. Поужинали. Жена, после ужина, смотрит на молодого мужа и говорит - а теперь, дорогой, пойди-ка помой посуду. А он ей отвечает: нет, дорогая, сама пойди и помой посуду.

Я сижу и жду продолжения. Продолжения нет. Она смотрит на меня грустными глазами - ну и где тут смеяться? Я не знаю - действительно, где смеяться-то? Я прошу разрешения спросить непосредственно у рассказчика, что там был за анекдот. Тут следует отметить, что до этого момента я ни разу не слышала не смешных анекдотов из уст этого рассказчика. Посему несказанно удивлена. Прошу рассказать мне тот самый анекдот.
Read more... )
inkogniton: (Default)
Сидела днём в саду, тихо курила, никого не трогала - думала о бренности бытия. Внутренний двор у нас бурный - дети бегают, родители в кучки собираются. Все вместе выходят и друг с другом чинно здороваются - как ваши дела, Кристина? Замечательно, Джим, а у вас? И создаётся ощущение, что они все друг друга знают. На самом деле, они, наверное, действительно знают. Пугает не это - пугает то, что я их никого не знаю, а они меня, почему-то, знают. Проходит мимо нашего садика мужчина с ребёнком. На мой взгляд, совершенно незнакомые мне мужчина и ребёнок. А ребёнок радостно мне машет рукой - привет, кричит. И мужчина его подбадривает - скажи Мире здравствуй. Я улыбаюсь и стараюсь молчать. Ведь если они меня знают, значит, теоретически, я их тоже знаю. А у меня даже остаточных воспоминаний нет. Совсем. Я улыбаюсь и продолжаю курить.

Вдруг подбегает какой-то другой ребёнок. Лет пяти. Кажется, вьетнамец. А может китаец. Радостно бежит - в руках у него огромная белая бутылка. С каким-то цветочком на фасаде. Подбегает он ко мне с этой бутылкой и полувопросительно-полу-утвердительно:

- Это твоя бутылка?
- Нет, не моя, - честно отвечаю я. И правда - для чего мне чужая белая бутылка. С цветочками на фасаде.
- Не может быть, - расстроенно восклицает мальчик, поднимает бутылку повыше, подходит поближе - Ну посмотри! Это точно не твоя бутылка?
- Не моя, - отвечаю я, внимательно осмотрев бутылку.

Мальчик невероятно расстраивается:
- А тогда чья это бутылка?
- Я не знаю, - отвечаю я мальчику, усиленно думая о том, что выдыхать надо в противоположную сторону. Пытаюсь понять откуда ветер дует и вообще пока не дышать.

- Это не её бутылка, - громко вопит мальчик детям во дворе, бежит к ним и продолжает вопить - Это не её бутылка! Точно! Совсем не её бутылка!

Кажется, остальные дети расстроены ещё больше. Почему-то им казалось, что эта белая бутылка с цветочками на фасаде именно моя. Может надо было сказать, что она моя?
Read more... )
inkogniton: (Default)
Я патологически не люблю толпу. До такой степени, что не в состоянии стоять в очереди. Очередь забивает меня своими запахами и звуками - совершенно мне чужими. Мне значительно проще пропустить всех вперёд и быть самой последней. Да - это потеря времени, но всё же... Люди не перестают меня обескураживать. Несколько недель назад у меня была очередь к зубному. Следует отметить, что я всегда прихожу раньше, чем надо, несмотря на то, что ещё ни разу не зашла вовремя. Но, тем не менее, я честно продолжаю приходить раньше, чем надо. Очередь была назначена на девять утра - это единственное время, которое оказалось свободным. Прибыть в девять утра на место я считаю небольшим подвигом с моей стороны. Я делаю всё возможное и невозможное - значительно больше невозможного, нежели возможного. Пытаясь прибыть к девяти и перестраховываясь, я, обычно, прибываю минут за пятнадцать до. И этот раз не явился исключением. Прибыв в восемь сорок пять, я заметила молодого человека, сидевшего на ступеньках - рядом с приёмной - на лестнице. На молодом человеке была солдатская форма, исходя из которой можно было сделать вывод о том, что он не просто молодой, а совсем юный. Зная, что врач иногда сильно задерживается, я легко предположила, что молодому человеку назначено на восемь тридцать. Но, тем не менее, спросила.
просто так..... )
inkogniton: (Default)
Навеяно прочитанным о "русском американском" языке.

Прочитала о том, как в Америке русскоязычные коверкают русский язык. То есть вставляют английские слова исключительно с русским прононсом. И как это ужасно, как это раздражает и прочее, прочее, прочее. Немедленно вспомнила о своей "эволюции" в деле коверкания языка. Когда я только приехала в Израиль, я знала иврит на уровне "здравствуй-до свидания". Впрочем, мне казалось, что я знаю всё необходимое. Буквально на второй день девушка, с которой я познакомилась сразу по приезде, повела меня гулять по городу. Следует отметить, что она к тому времени была уже почти год в Израиле и, несомненно, если я была Эллочкой, то она была Фимой. В те годы ещё существовала эта ужасная, на мой взгляд, традиция водить всех новоприбывших в продуктовые магазины и демонстрировать изобилие колбас, сыров и прочего. Нет, к моему счастью, она не повела меня в сыро-колбасный рай. Но одна из остановок в нашей прогулке была связана именно с едой. Мы зашли в небольшой магазинчик, коих на каждой улице в каждом городе десятки. Магазинчик с глупостями - мороженое, пирожное, орешки, жевательные резинки, сигареты, напитки - вкратце, полный перечень товаров такого рода магазинчиков. Но перед тем, как в него зайти, она задавала мне наводящие вопросы, пытаясь понять чем она будет меня поражать.

- Ты знаешь, что такое чипсы?

Я не знала что такое чипсы. Действительно не знала. И честно об этом сказала.

- Чипсы это такая жареная картошка. Нарезанная тонкими ломтиками, засушенная и упакованная. Это очень вкусно, - с воодушевлением рассказывала мне она.

Я не очень понимала как можно "засушить" жареную картошку. Но я верила - ведь если есть такое, значит кто-то это сумел сделать. Правда, никакого энтузиазма описанное блюдо во мне не вызывало.

- Ты знаешь что такое артик?

Что такое артик я представляла ещё более смутно, нежели что такое чипсы. Но тут возникали хотя бы ассоциации. Артик - Арктика, следовательно, это что-то холодное. Я оказалась совершенно права. Артиком назывался замороженный сок - самое дешевое из того, что может сойти за мороженое. Но это я поняла потом. Она не смогла мне объяснить что это такое и поэтому было принято решение приобрести этот самый загадочный артик, дабы я сама разобралась что это такое. Вторая проблема возникла немедленно после принятия данного решения.
там много букв - я предупредила )
inkogniton: (Default)
Начну с огромного спасибо. Спасибо всем тем, кто за меня голосует. Это невероятно приятно - ведь всегда приятно знать, что то, что ты пишешь, нравится не только тебе. Спасибо вам всем огромное.

Я обещала вчера немного рассказать о песахе. На песах в нашем доме делается много всего, но всегда неизменно присутствуют две вещи - гефриште мацес и гефилте фиш. Начнем с гефриште мацес. На песах нельзя есть дрожжевое тесто - то есть, в частности, нельзя есть хлеб. Можно и нужно есть мацу. Я лично не особо люблю мацу в чистом виде. И не только я. Вот кто-то из тех, кто не особо любит её в чистом виде, и придумал гефриште мацес. Готовится очень легко и это очень вкусно: маца ломается на маленькие кусочки, заливается кипятком, добавляется несколько яиц, а дальше по желанию - можно добавить лук, болгарский перец, укроп - много всего. И вот это всё выкладывается на сковородку, закрывается крышкой и получается настоящий пирог. Я могу съесть совершенно невероятное количество гефриште мацес, причем не только на песах.

Гефилте фиш - это гефилте фиш. Кто не знает гефилте фиш?! Я не люблю рыбу. Но я не люблю рыбу, кроме папиного гефилте фиш. Я не понимаю как он это так делает, что каждый раз получается по-разному, но он делает. Он снимает с рыбы кожу как мешок, делает из мяса фарш и потом помещает это назад в этот самый мешок из кожи. Получается настоящая рыбина. Очень вкусная. Она варится в овощах часа два, распространяя по квартире ароматы и сводя с ума голодных домочадцев.

На песах принято покупать новую одежду - желательно, белую. Ведь песах это самый разгар оживания всего. Природы, года, людей, настроения. Я не собиралась ничего покупать. Но в этот раз, меня, кажется, не спросили. Обладая исключительной временной неуклюжестью и не-временным помешательством, я наступила на собственные очки. Очень неудобно склеивать очки липкой лентой, ещё более неудобно ходить в очках, склеенных липкой лентой. Зато могу честно признаться, что таких экзотических видов, перед глазами ещё никогда не было. Посему, сегодня коротко - будут очки, будет проще.

Приятного всем праздника! Ещё раз огромное спасибо всем! Ваша Я.

Profile

inkogniton: (Default)
inkogniton

April 2017

S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
2324 2526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Aug. 18th, 2017 11:47 pm
Powered by Dreamwidth Studios